Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
00:11 

Если уж курить весну - то на двоих всегда одну (с)
Где одинокая звезда,
Герой рассказа моего
Сидит, во мраке приглушённом,
Вокруг не видя ничего.
Совсем один – виновен сам,
Но прав я не имею обвинять.
Не мой рассказ, ну, а героя,
Мне вроде бы легко понять.
Евгений. Полюбила это имя,
Когда впервые в книгах повстречала.
И тут поэма…и от книги
Я до конца свой взгляд не отрывала.
Интриги. Да, хотя я не сторонник
Дуэлей и любовных ссор,
«Онегин» – истинно творенье,
О нём восторга полон разговор.
Бегу по строкам, и заучиваю наизусть
Запавшие мне в душу фразы.
Уже за полночь, и мой сон
Зовёт меня на будущую фазу.
Смерть Ленского, измена Ольги…
Как автор передал переживанья!
Как много слов, как много смысла,
Душа перевернулась в состраданье.
Евгений…милый мой Евгений,
Он стал так близок, как родной.
И пусть жесток, не прав немного,
Но всё же, больше не чужой.
Здесь слов набор, ничуть не больше,
Я просто впечатленье хотела передать.
Возможно, мне не удалось, мне проще
Стихами свои мысли выражать.

23:07 

Если уж курить весну - то на двоих всегда одну (с)
Пятнадцать минут прошли, и я, упиваясь судьбой несчастного Ленского, нервно теребила закладку в книге. Страницы бешено шелестели под моими пальцами, проскальзывали строки, абзацы, главы. Сознание фильтровало уже успевшее стать таким родным имя: Евгений. В горле пересохло, от избытка эмоций я читала вслух, периодически глотая из кружки остывший жасминовый чай и вновь бросаясь глазами в текст. Образ Онегина живо слился в моём сознании с образом одного близкого человека. С каждой строкой, с каждым новым описанием, «Женечка», как я успела его прозвать, становился моему сердцу всё роднее и ближе. Боже, как он несчастен! Как он одинок, заброшен…виноват сам, с этим никто не поспорит, и всё же меня охватывает волна сострадания к красивому герою поэмы. Он не нуждается ни в ком, он не такой, как все, и именно это больше всего меня привлекает.
Чёрные кудри до плеч, речь, охваченная пламенем. Ах, да, простите, это Ленский, вовсе не Евгений, но в моей голове представление Онегина не многим отличается. Он красив, эгоистичен и несколько жесток, за что потом сам поплатится, но пока он не знает об этом.
Злая шутка над лучшим другом приводит к отчаянному, безрассудному поступку молодого поэта: вызов на дуэль. А Женечка тоже хорош! Не мог отказать, извиниться, сказать, что неудачно пошутил? Не мог…и теперь Ленский лежит без движенья на снегу, а из раны в груди хлещет безостановочным потоком кровь. Онегин вновь остаётся один и уезжает обратно в Москву, расставшись без прощанья с Татьяной Лариной, с её любовью и теми двумя строками, что так запали мне в душу:
Я вас люблю любовью брата,
И, может быть, ещё нежней.
Стихи вскружили мне голову, черты Онегина становятся всё более и более знакомыми, рассеивается серебристая дымка тумана, и сквозь лёгкую рябь я вижу родное лицо с насмешливым взглядом и губами, едва тронутыми улыбкой.
Но не об этом сейчас речь. Евгений, мой милый Женечка, которого я уже успела полюбить всей душой, он встречает случайно на балу Татьяну, что вышла замуж за князя около двух лет назад. И тут в сердце его что-то всколыхнулось, и он вспомнил ту милую девочку, что написала ему письмо, так открыто признавшись в своих чувствах.
И больше Онегин не может спокойно спать, его снедает вновь обретённая тоска, любовь прокралась в застывшую, застоявшуюся душу. Он пишет ей, но нет ответа. Он ждёт, но ответа всё нет. И он решает сам поехать к ней после продолжительной зимы, которую он, «как сурок», один переждал в своём кабинете. Он застаёт её одну, читающую со слезами в глазах его письмо, и бросается к её ногам. О, Господи, мой ли это Евгений, что в начале поэмы был так холоден и отчуждён? Нет, нет! Это не может быть он…
«Встаньте», - молвит Татьяна.
Как отчуждённо её лицо! Она совсем другая, автор так сильно изменил её, что черты, к которым мы успели привыкнуть, несколько затёрлись.
Он послушно поднимается, а она начинает свою проповедь, которую заканчивает жестокими для Евгения словами:
Я вас люблю (к чему лукавить?),
Но я другому отдана,
Я буду век ему верна.
Она уходит…а он…он так и остаётся один. Этот герой надолго запал в мою душу.
Мой Евгений Онегин.

21:59 

Если уж курить весну - то на двоих всегда одну (с)
Как же я вас всех ненавижу, люди...даже самой противно..

15:00 

Родному

Если уж курить весну - то на двоих всегда одну (с)
Я не люблю, когда ты много запрещаешь,
Я не люблю, когда ты на меня кричишь.
Я не люблю, когда по-долгу ты не отвечаешь,
Не выношу, когда часами ты молчишь.

В глаза не смотришь, опускаешь взгляд,
И ждёшь, пока я обниму тебя за плечи.
Как хочется вернуться года на три так назад,
Когда с безумством я ждала случайной встречи.

Твои глаза точь в точь такие, как мои,
И контур губ одну улыбку повторяет.
Родной мой брат, оставь ты принципы свои,
Меня так часто это раздражает.

Я говорю твоими фразами, сама не замечая.
Наверное, виной тому твоё влиянье.
Зачем, скажи, зачем тебе я всё прощаю?
Быть может, снова виновато расстоянье?

Огромный город, ты в нём совсем один.
Прошу: не потеряйся. Вновь не слышишь.
Давай мы лучше мир свой идеальный создадим?
Там будет лучше, мой родной, увидишь.

Порой так хочется сказать, что ты меня достал,
Но понимаю, что я без тебя не справлюсь.
Наверное, ты тоже от меня давно уже устал,
Но знаешь, что такой, как ты останусь.

Веди по жизни дальше, не отпуская мою руку,
Я же "ребёнок", как ты часто говоришь.
Пойми, что я не проживу разлуку,
А ты из-за меня так часто по ночам не спишь.

Всё крепче куришь, нервы на пределе,
Пьёшь горький чай и учишь меня жить,
Прости, ты это говорил на той неделе,
Когда я вновь хотела разлюбить.

Я не устану посвящать тебе стихи и прозу,
И не устану, что ты лучший говорить.
Это слова...всё как-то несерьёзно,
Твоё доверье было мне труднее заслужить.

23:07 

Брату

Если уж курить весну - то на двоих всегда одну (с)
Родной, ты так устало смотришь
В мои глаза, наполненные пустотой.
Родной…ты так устало смотришь…
И куришь снова. Снова сам не свой.

Закашливаясь собственным туманом,
Ты весь зарылся в обступающих проблемах,
А я всё та же, я живу обманом,
Запутываясь в собственных дилеммах.

Проходит время, дни бегут за днями,
А мы всё вместе, также, как всегда.
Мы снова спорим долгими ночами,
Друг другу неуместно уступая иногда.

Ты снова опускаешь мутный взгляд,
И подпираешь голову руками.
Пойми, не сможем что-то мы вернуть назад.
Пусть даже кто-то насмехается над нами.

Родной, не надо. Прекрати кричать.
Истерикой ты не решишь былые споры.
Тебе бы выдержки…не прекращай мечтать,
Да только всё пустые разговоры.

Ты подожди немного, дай закончить,
Ведь снова хочется тебе всё знать.
Нам бы давно вот с этим всем покончить,
Но только мысли в кучу не могу собрать.

Я допишу последние четыре строчки,
Прости меня за то, что так жестоко.
Немного остаётся до последней точки,
И нам немного, да, совсем немного.

23:18 

Если уж курить весну - то на двоих всегда одну (с)
Сон голубых фонарей.
Неокрепшие искорки голубых фонарей бьют по слабым глазам острыми энергетическими лучами. Окно и ничтожное количество электрического света, не спасающего от темноты. Пальцы, нервно теребящие шнурки на толстовке и губы, словно молитву повторяющие чьё-то имя.
Нет никого, кроме сгорбившегося в углу человека и тихой, едва слышимой музыки, льющейся из динамиков погасшего компьютера. Час проходит, два. Вечно спешащее куда-то время перескакивает за полночь. Завтрашний день мягко входит в комнату, едва приоткрыв дверь. Человек встаёт, словно приветствуя этот самый день. Абсурд. Он усмехается своим же мыслям и открывает форточку. Отыскивает в кармане потёртых джинсов полупустую пачку сигарет и поджигает одну из них. Фильтр подносит к губам. Закурил.
В эту секунду в сознание совсем ещё не взрослого человека ударяет очередная картина прошлого. Он сгибается пополам, закашливаясь от собственного дыма, и резко тушит сигарету о подоконник.
Фонари за окном приветливо машут руками, будто зовут его. Глупо. Ему немного лет. Совсем немного. Если быть точным, ещё нет двадцати двух. Пять лет почти истекли, но он всё никак не может овладеть собой.
Ему тогда семнадцать было. А ей? Четырнадцать вроде, насколько он помнил. Кому – ей? Девушке? Подруге? Сестре? Забыл. В мыслях практически ничего не осталось, кроме вечно задумчивого взгляда и постоянно морщащегося носа. Какой это был день недели? Среда. Он запомнил. Навсегда запомнил эту дату. Зачем? Да просто так. Скорее, от того, что хотел хоть чем-то себя отвлечь, лишь бы не думать о том, что произошло.
Первые два года он, можно сказать, не жил. Он существовал, каждое утро делая огромный крюк, чтобы пройти у её пятиэтажки. Даже ждал как-то около подъезда, в надежде, что вот сейчас она выйдет, и они, как когда-то неспешно пойдут к зданию её школы.
Не приходила. И он понял, что не придёт никогда. Какое страшное слово. Нет, не девушка. Это он вспомнил точно. А кто тогда? Чужая?.. Его передёрнуло от этого слова. Если бы была чужой, он не думал бы столько.
Удар в стену кулаками. Почему? Почему она, а не кто-то ещё? За что?! Он закричал. На всю квартиру, дико и несколько истерично, потому что не знал, как быть.
В этот момент ему показалось, что во входную дверь позвонили. Кто? Соседи? Вероятнее всего. Вначале он подумал о том, чтобы не открывать, но это бы значило убежать от проблем. А он этого не хотел.
Не глядя в глазок распахнул дверь, приготовившись выслушивать жалобы на шум и угрозы о милиции, но их не последовало. Вместо этого резкий, немного хрипловатый от простуды голос.
«Привет».
Поднял глаза и обомлел. Всё те же четырнадцать и всё та же оранжевая футболка с котом в солнечных очках.
«Ты прости, что так поздно, просто в твоём районе застряла. Не приютишь?».
Растерянный кивок.
«Ты, словно привидение увидел».
Усмешка.
«А разве нет?».
«О чём ты?».
«Как о чём? Ты же…пять лет, как…».
Нервы взяли верх. Совсем ещё не взрослый человек метнулся в комнату и открыл верхний ящик стола. Ярко-зелёная пластиковая папка оказалась на месте. Её фотографии, их росписи на листе А4, стихи кого-то из них…всё на месте, кроме того, что он искал. Наверное, из-за нервов найти не мог. Но он и так наизусть помнил, что написано на бумажке.
«Красный», - единственное всплывшее слово. Постойте…он же помнил! Неужели забыл? Пять лет помнил, а теперь забыл??
Он повернулся к ней.
«У тебя футболка порвалась».
Слова застыли в воздухе. Футболка? Когда он успел переодеться? Он метнулся к зеркалу. Стоило удивиться, но он не смог. Вместо серой толстовки на нём была тёмно-фиолетовая футболка, волосы каким-то непостижимым образом отрасли и длинная чёлка теперь падала на лицо. Морщины, приобретённые из-за постоянных стрессов и депрессий, разгладились, а подбородок вновь стал гладким. Семнадцать? Как видно, да.
«Какой сейчас год?», - с замиранием сердца спросил он.
Она спокойно назвала дату. Это же за день до того, как…
Он вскрикнул. Пол уплывал из-под ног.
Красный BMW и та авария на дороге. Что было? Он вновь остался один. Сон? Но за окном всё те же голубые фонари и непроглядная темень в комнате. Боже, он сходил с ума. Звонок в дверь. Он боялся подойти. Хоть бы это были соседи. Не подошёл. И не открыл. Встал на подоконник и бросился к голубым фонарям. Навстречу ей.

22:38 

Если уж курить весну - то на двоих всегда одну (с)
coollib.net/b/232965 хорошая библиотека)

02:23 

Если уж курить весну - то на двоих всегда одну (с)
Спать осталось 2.5 часа. Блин

22:31 

Если уж курить весну - то на двоих всегда одну (с)
Мир в догорающей искре.
Только что проснувшаяся, погружённая в сомнамбулическое состояние, я зашла в ванную и резко закашлялась, схватившись за дверной косяк, и прикрывая ладонью рот. Едва я переступила порог, в лицо мне ударил сильный запах табака, проникший в квартиру через вентиляцию. Сжав свободной рукой зубную щётку и тюбик пасты, я выскочила в коридор. Не в силах справиться с кашлем, словно заливающаяся лаем собака, трясущимися руками набрала стакан воды прямо из-под фильтра и залпом выпила его. Тряхнула головой, стараясь отделаться от навязчивого сигаретного запаха, не помогло. Где-то в глубине пустой квартиры затрезвонил мобильник, напевающий известную песню «It’s my life». Бросив полотенце на табуретку, я помчалась в комнату, по дороге споткнувшись о валяющийся посреди коридора мячик, забытый, вероятно, младшей сестрой, я успела схватить мобильник и ответить на звонок, пока вызывающий меня абонент ещё не нажал на отбой.
- Алло? – почти кричу в трубку сбитым голосом.
- Привет, - сразу удаётся узнать того, кому я понадобилась.
- Привет.
- Голос хриплый. Только проснулась?
- Угу, - возвращаюсь на кухню, продолжаю умываться.
- Разбудил?
- Мм…нет.
- Встретимся?
- Пожалуй.
- Через час, где обычно?
- Угу, - отключаю связь.
Неспешно завтракаю. Включаю телевизор, щёлкаю кнопками, зависаю на кухне ещё на полчаса. Случайно оглядываюсь на микроволновку, вижу время и, ужаснувшись, начинаю собираться в ускоренном темпе.
Ты уже ждёшь меня на нашем обычном месте, в одном дворе, в котором мы когда-то случайно встретились. Стоишь спиной ко мне, соответственно, меня не видишь. Я подхожу и дёргаю тебя за рукав кожаной куртки. Поворачиваешь лицо. Вновь мне в нос ударяет тот самый мерзкий табачный дым. Опять закашливаюсь.
- Эй, ты чего? – обеспокоенно смотришь на меня.
Кивком указываю на сигарету, зажатую в твоих пальцах.
- Ах, да, прости, я забыл, - улыбаешься и втаптываешь окурок в землю.
Дальше идём молча. Засовываю замёрзшие руки в карманы пёстрой куртки и смотрю на тебя из-под ресниц. Ловишь мой взгляд, усмехаешься. Рука твоя сама собой тянется к заднему карману джинсов, из которого выглядывает едва начатая пачка «Winston». Кусаешь губы, поправляешь воротник белого свитера, теребишь молнию на куртке. Все эти простые действия говорят о том, что тебе невообразимо хочется достать белую трубочку, напичканную табаком, поднести к губам фильтр и блаженно затянуться, но ты не делаешь этого просто из-за солидарности со мной, ведь знаешь о моей ненависти к этому запаху.
- У тебя зависимость, - глубокомысленно изрекаю я, немного прищурившись, наблюдая за тобой.
Отмахиваешься. Ловко выхватываю из пачки сигарету, бесцеремонно вытаскиваю из кармана твоей куртки зажигалку и поджигаю белый край. Бумага вспыхивает, подношу ко рту другим краем, стараюсь затянуться, чтобы понять, почему тебе так нравится курить. Горло обжигает почище, чем от шампанского, и, не просто обжигает, а прямо-таки раздирает. Хватаю тебя за рукав, сгибаюсь пополам, не в состоянии сказать ни слова из-за наполнившей меня волны никотина, разливающейся внутри.
- Дура! – выхватываешь у меня сигарету, ругаясь непечатными словами, подносишь к моим губам бутылку с «Limon Fresh». Горящую сигарету сминаешь в пальцах, морщась от боли.
От глотка прохладной мятной жидкости, становится легче.
- Не умеешь – не кури! – отбираешь у меня сине-белую коробочку, недовольно смотришь мне в глаза из-под чёлки, - Вот зачем, а? – неожиданно смягчаешься.
- Просто хотела понять, почему ты…- начинаю.
- Почему я курю? – заканчиваешь фразу, - Сам не знаю. Но это не значит, что тебе надо повторять мои ошибки.
Ага, твоё любимое «не значит». Усмехаюсь и не глядя, засовываю в твой карман зажигалку.
- Не понравилось? – на твоём лице поддельное сочувствие.
Поддельное, потому что в ярких глазах пляшут озорные искры. Показываю тебе язык. Вздыхаешь, пробормотав ещё одно любимое словосочетание: «детский сад».
- Не обижайся, - встаю на носочки, так как ты выше на полголовы, - не обижайся.
Фыркаешь.
- Даже не думал.
Вновь куда-то идём. По сторонам мелькают люди, улицы, дома, а мы всё идём, сами не зная, куда и думаем о чём-то своём. Ты, вроде как обо мне, потому что твой взгляд порой проскальзывает по моему лицу, а я вновь возвращаюсь к утреннему эпизоду с ванной комнатой. Трогаешь меня за плечо и, виновато смотря на меня, словно спрашивая разрешения, теребишь в руках уже порядком измятую белую трубочку. Закатываю глаза, но киваю. Твои пальцы дрожат, щёлкаешь зажигалкой и отстранённо затягиваешься, с той самой блаженной улыбкой на губах. Иду вперёд. Через какое-то время догоняешь меня, руки засунуты в карманы, а от куртки веет лёгким, пока не выветрившимся запахом табака. Подавляю улыбку и думаю, что я всё-таки никогда не пойму людей, чей мир, также, как и твой, скрыт в догорающей сигаретной искре.

22:25 

Если уж курить весну - то на двоих всегда одну (с)
Завтра едем играть за область ЧГК. Что ж, удачи нам!:)

20:13 

Если уж курить весну - то на двоих всегда одну (с)
Я люблю тебя, слышишь? Ты лучший, и это чистая правда. Мой брат:*

16:44 

Если уж курить весну - то на двоих всегда одну (с)
Мы едем на область по ЧГК!! Ура! Что же, лучшая команда города) Правдо, наша "мужская" часть, все трое сваливают во Францию. Придётся играть самим. Я надеюсь, там я встречу ту команду, которая, когда я смотрела списки, так привлекла моё внимание. Их название "Я люблю скоросшиватель". Видимо, ребята с чувством юмора) Едем 30 марта, правда, ещё неизвестно, куда. Ничего. Узнаем, поедем и ПОБЕДИМ!

17:57 

Если уж курить весну - то на двоих всегда одну (с)
Прости меня, я правда не хотела.
Я не хотела криков, слёз и даже драм.
Сказать тебе я очень много не успела,
Не сглаживает это нанесённых жизнью травм.

Прости за всё. Особенно за то, что так в тебе
нуждалась.
За то, что бредила тобой и так тебя ждала.
А после разговоров наших, по комнате металась,
И ночью, только около пяти заснуть могла.

Прости за вечера, что ты со мной провёл,
Был вынужден выслушивать все жалобы на жизнь,
Да, было пару раз, что ты меня до слёз довёл,
Но в трудностях всегда мне говорил "Малыш, держись".

Прости за эсемески ночью в три часа,
Ты просто был тогда действительно мне нужен.
С тобой я научилась верить в чудеса,
Но только без тебя становится всё хуже.

Скажу "спасибо", для тебя не пожалея слов.
Ты слишком много сделал, но, видимо, пора
прощаться.
Я выдержу сама и выберусь я из сжимающих оков,
Но без тебя уже я не смогу так искренне смеяться...

22:46 

Если уж курить весну - то на двоих всегда одну (с)
Опять спать ляжешь поздно. Болеешь, но тебе пофиг. Конечно. Москва поразила меня, хотя, в ней я бываю относительно часто. Эти огромные здания, магазины, кафетерии и салоны красоты с причудливыми названиями, попадающиеся на каждом шагу. Планетарий. Да, впечатление сильное. Особенно, от кинотеатра. Гигантский купол-экран над тобой, а на нём звёзды, звёзды...полулежишь в уютном бордовом кресле и смотришь в потолок. Невероятные ощущения. А потом свободное время, выделенное нам для фотографий, разорванный в клочья билет - результат действия бутылочной почты, какие-то дурацкие шутки, стёб над одноклассниками, путающиеся под ногами дети...обиды и вечный Макдоналдс на обратном пути. Бредовый рассказ про "туалетного монстра" и пломбир в хрустящем вафельном стаканчике, политый тёплой карамелью....игра "Мафия" в автобусе, в которой я так и не приняла участия, сидела и читала электронную книгу. А потом как-то незаметно так доехали...и вот. Дома. Отличный день, тем более, пропустили уроки. И, возможно, я заболею из-за того же мороженого, из-за того, что ходила по Москве без шапки и в расстёгнутой куртке кое-где. Но день прожит не зря. Не пожалею, даже если свалюсь с температурой.

22:18 

Если уж курить весну - то на двоих всегда одну (с)
Ну, что, завтра едем в Планетарий вместо уроков) 11 везунчиков из нашего класса) А остальные, господа, учитесь!)))

22:48 

Если уж курить весну - то на двоих всегда одну (с)
Немного о КС

Багровое небо. Свинцовые тучи.
Светило бы солнце, было бы лучше.
Дожди с кислотой и грома раскаты,
Апокалипсис скоро, мы все виноваты.

Животные в спешке города покидают,
А люди не видят, люди не знают,
Не знают о том, что Земля распадётся,
И новое Солнце на небе зажжётся.

Астероидный дождь, наводнения, цунами,
Угроза - не шутка, повисла над нами.
Третью планету никто не спасёт,
Ведь в скорое время метеор упадёт.

Пепел засыплет огромные страны,
И жизни остатки разнесут ураганы.

Море бушует, хаос вокруг,
Но никто не понимает, что может вдруг
Всё рухнуть и хаос не прекратится,
Всё закончится, ему уже не остановиться.

Люди - беспечные живности Земли,
Думают, что властны над природой, дураки!
Всё это заблуждения глупых людей,
Они обнаглели, умерли бы быстрей.

Не ценили минуты, не ценили другое,
А зачем? Пусть погибнут, проблема-то их.
Есть семья, в ней слепой, зачем?
Пусть умирает, ведь он обуза всем.

Все мы теряем разум благой,
Самому бы выжить, ибо везде ты изгой.
В Бога не верят, для всех он исчез.
Он не помог нам, к нему пропал интерес.

Землетрясения, вулканов извержения,
Неблагодарные твари не заслуживают прощенья,
Будут молить и просить, умирая,
Разгневали небо, того сами не зная.

Рушатся школы, больницы, дома.
Во что превратилась планета Земля?

Когда-то была невероятно-красивая планета,
Но её время прошло, вот-вот наступит Конец Света.
Земляне доживают последние сроки,
Ничего не понимая и, не извлекая важные уроки.

Увы, мы уже обречены на ужасную смерть,
Есть один выход исправиться, грехи все стереть,
Мысли оправить, понять смысл жизни,
Не поймёшь - вернётся чёрный ангел, лишь свистни.

21:48 

Если уж курить весну - то на двоих всегда одну (с)
Когда тебе плохо найди человека, которому хуже, чем тебе. И помоги ему. Поверь, станет легче.

22:09 

Если уж курить весну - то на двоих всегда одну (с)
переписываться абсолютно не с кем. Одиноко. Спасите меня от безумия...

22:02 

Если уж курить весну - то на двоих всегда одну (с)
Второе место! Второе по региону! С моими стихами про космос) Приятно, однако) Теперь осталось победить на конференциях, пройти в финал чгк, переспорить долбанутую математичку и в тринадцатый раз спасти мир) А там и лето не за горами) Ещё отдохнём!) Один понедельник до весны.

22:11 

Если уж курить весну - то на двоих всегда одну (с)
- Можно я разобью твою голову об стену?
- Конечно.
- Хорошо, что мы это выяснили.

Лисьи мысли

главная